Село Волостниковка

    Село – центр сельской администрации, расположено в 30 километрах к северу от Старой Майны. В селе школа с интернатом, маслозавод, магазин, пилорама, детский сад, контора агропроизводства «Рассвет». В 1999 году в селе 214 хозяйств и 617 жителей.
    Современная Волостниковка - село компактное. Если смотреть с севера, то в плане расположение улиц напоминает букву «Щ». Улицы села пока не имеют конкретных названий, но асфальтированы или устланы бетонными плитами. В центре села скромный обелиск павшим землякам в Великой Отечественной войне, недалеко от двухэтажного здания Дома культуры, на постаменте, знаменательный для села бюст Карлу Марксу.
    Село Волостниковка расположилось на обрывистом берегу левого берега Куйбышевского водохранилища. Оно образовалось в пятидесятые годы, когда прежнее село Волостниковка в связи со строительством ложа водохранилища было перенесено на новое, более высокое место.     Хотя сюда была переставлена значительная часть прежних домов, предварительно подновленных, получилось совсем другое село, лишь с прежним названием, ибо все прошлое, привычное на новом месте не совпало, нарушилось. Потому теперь представить прошлое села под силу лишь немногим очевидцам, тем, кто успел оставить в своей памяти старое село и прежние, до боли родные места, затопленные водами водохранилища, обширную волжскую пойму, каждое болото, колку, лужок, чьи привычные названия необратимо выйдут из употребления. И все-таки история прежней Волостниковки останется в памяти в виде интригующих рассказов старожилов или в скрупулезных исследованиях краеведов…
    Волостниковку основал во второй половине 17 века стольник Андрей Федорович Нарышкин. В ту пору в кругу влиятельных особ считалось престижным иметь хоть небольшую вотчину по волжским берегам, где были прекрасные пойменные луга, щедрые охотничьи угодья, рыбные ловли и плодородные земли…
    Свое селение Нарышкин поставил вдоль грани, где восточная часть местного ландшафта - ровное возвышенное плато, изламывалось в виде крутого ската, и на запад местность понижалась, имея волнообразную поверхность, пересеченную кочковатыми болотами, кустарниками и гривами леса. Болота тянулись почти параллельно Волге, на юго-западе земли опять изламывались, переходя в пойменные луга, засоренные кустарником и куртинами малоценного леса - луга весной затоплялись, пополняя здешние озерца волжской рыбой…
    Вдоль леса, под горой было Починное (Жилое) болото, возможно, что в далекие времена это болото было волжским рукавом, но могучая Волга, отступая на запад, в течение продолжительного времени вымывала себе новое русло, оставляя за собой обширную пойму с множеством стариц, озёр и лугов…
    Население Волостниковки было русское, переселённое из других вотчин владельца. Переселенцы обустроились на новом месте, но закрепиться им здесь не удалось, резкий поворот в судьбах волостниковцев наступил при Петре I, когда в 1698 году здешние крестьяне - 70 дворов и 108 человек «взяты были за государя» и были переселены на свободные земли, в вершину реки Кандалки в селение Малая Кандала. А на освободившиеся земли Волостниковки были водворены Казанские иноземцы - польская шляхта и казаки в количестве 22 человек. Так поручику Ивану Ивановичу Талалаеву отвели по 70 четвертей в каждом из трёх полей, Пальчевскому, Высоцкому, Козловскому, Карелину, Одинцову и другим - по 60 четвертей. Казалось, что земли поляки получили предостаточно, к тому же они могли практически свободно распоряжаться ей, например, продать или обменять, но с каждым новым поколением земля шляхтичей заметно дробилась по наследству, что приводило к резкому их расслоению. Кроме земель польских поселенцев, оставшиеся свободные земли стали помещичьими. Каждый помещик переселял сюда своих крестьян, так что население Волостниковки собиралось с разных мест, с разными навыками, традициями, с годами формируя единый, оптимальный для здешних мест сельский уклад… Важным, объединяющим началом для всех поселенцев была церковь, возможно, потому село имело и другое название – Знаменское, по здешнему церковному престолу…
    К 1771 году в Волостниковке имели земли и крестьян Аристовы, Алябьевы, Бекетовы, Палицыны и другие, а из знатных родов здесь имели владения князь Владимир Асанов и его жена княгиня Авдотья.
    Здешние помещики, как правило, имели владения в других местах, потому, чем-то неудовлетворенные, могли перепродать свои участки (дачи). Так, например, 18 марта 1783 года майор Дмитрий Максимович Бокеев продал полковнику Александру Васильевичу Толстому свое недвижимое имение в селе Знаменское (Волостниковка) со всеми угодьями и крестьянскими людьми за 1400 рублей…
    Интересно, что по пятой ревизии (в 1795 году) в селе Волостниковка насчитывалось 25 помещиков, имеющих, как правило, небольшие общины крестьян. Так у Толстого в 13 дворах было 78 душ, у Голчина в 19 дворах 160 душ, у сержанта Бориса Михайловича Палицына в 19 дворах 78 душ, и т. д. Всего в селе, с учетом казённых крестьян, было в то время 169 дворов и 1112 жителей, к селу относилось 6303 десятины земли, из них 2320 десятин пашни…
Перебирая прошлое села, невольно задумываешься о происхождении названия села Волостниковка… В селе сложилось и бытует мнение, что название произошло от того, что здесь когда-то было волостное управление, но это лишь простейшая и удобная для понимания версия, с которой люди, часто не задумываясь, соглашаются, однако версия полностью не подтверждена, и с ней можно спорить, оставляя возможность для поиска других продолжений…
    Сегодня мало кто знает, что продолжительно Волостниковка разделялась на два селения: деревню Волостниковку, где жили казённые крестьяне (позже городок), и село Волосниковка, где жили помещичьи крестьяне, где была церковь, потому село называлось еще по престолу - Знаменское…
    По данным 1859 года в деревне Волостниковка 57 дворов и 418 жителей, а в селе Волостниковка (Знаменское) 132 двора и 1189 жителей. В дальнейшем статистические данные чаще приводятся объединенными, как одного села, но в реальной жизни разделение продолжалось, и лишь с начала 20 века деревня (Городок) как государственное общество окончательно вошло в состав села…
    Надо отметить, что к началу проведения отмены крепостного права в Волостниковке по разным причинам почти вдвое сократилось число помещиков, а в ходе реформы 1861 года здесь были сформированы 9 крестьянских обществ. Сложный процесс освобождения крестьян от крепостного права в селе затянулся, лишь к 1868 году смогли договориться на выкупную сделку крестьяне Горлова, Апреловой, Донских, но большинство в селе на 2-3 года раньше были уже крестьянами-собственниками. До 1871 года в селе освободились и казённые крестьяне…
    После 1861 года, с образованием волостей село Волостниковка стала относиться к Жедяевской волости Спасского уезда Казанской губернии.
    Освобождение от крепостного права волостниковцы приняли настороженно. Краеведы с гордостью отмечали тот пробудившийся бунтарский дух здешних крестьян, недовольных проводимой реформой. Так в 1861 году крестьяне села активно участвовали в Бездненском восстании. Они рубили помещичьи леса, пытались разделить барский хлеб. Помещик Горлов писал Спасскому земскому исправнику Р. В. Шишкину: «В Волостниковке мужики все время вели себя совершенно исправно, и во всех барщинах выходили на работу. Бездненские дела и волнения всего округа сбили их с толку, и они отправили из каждой барщины по несколько человек для того, чтобы узнать, в чем дело. К тому побудили их вести, привезённые во вторник с Матвеевского базара, где агенты бездненского читаки волновали народ. Вечером, во вторник Волостниковские мужики собрались на сход и решили - в среду отправить депутатов». Возмущение крестьян закончилось людскими потерями, в Бездне при расстреле взбунтовавшихся был убит один крестьянин из села Волостниковка, а в село была направлена рота солдат…
    После пережитых волнений селяне успокоились, и утешением для них стала новая церковь, построенная в 1862 году на средства здешней помещицы Анны Ивановны Апреловой. Церковь деревянная, двухпрестольная, теплая, с главным престолом в честь иконы Знамения Пресвятой Богородицы, в приделе - во имя святых Петра и Павла. Интересно, что в 1880 году годовая зарплата священника по Волостниковскому приходу составляла 300 рублей, диакона - 150 рублей, псаломщика - 100 рублей…
    С образованием земства (1864 год) повсеместно стали делать попытки по обучению грамоте крестьянских детей. Образование в селениях продвигалось с трудом, часто на голом энтузиазме и душевных порывах, не было средств, помещений, должного опыта, подготовленных учителей. В 1869 году в селе Волостниковка была создана женская школа, в которой занимались 12 девочек и 3 мальчика, занималась с детьми дочь местного крестьянина Авдотья Левкова.
    Неоднократно пыталось земство открыть в селе земское училище. В 1871 году училище было открыто, но уже в сентябре оно было закрыто. В феврале 1872 года до середины мая было устроено «подвижное» училище, учителем в котором был Алексей Никифорович Леснов, имевший звание приходского учителя. С сентября 1873 года вновь было открыто постоянное земское училище, в котором учительницей была Анна Павловна Таубе, домашнего обучения… Четвертый раз училище было открыто с 13 марта 1883 года, но спустя год, оно снова было закрыто из-за неимения постоянного помещения…
    Естественно, отношение к грамоте среди крестьян было неоднозначное: кто-то считал это необходимым, а кто-то не пускал своих детей на уроки, считая это необязательным, однако, несмотря на неудачи, в 1885 году в Волостниковке открылась церковно-приходская школа, помещенная в церковной сторожке. Законоучителем был дьякон Яков Ястребов, а учителем Фёдор Мартимианович Жирнов. В школе учились 32 мальчика и 3 девочки, все русские и местные. Средств на содержание школа ниоткуда не получала, к тому же помещение было весьма тесное и неудобное. Вероятно, учащихся в школе было бы значительно больше, если бы имелось просторное помещение, и занятия велись более качественно…
    Кроме трудностей с просвещением крестьянских детей, в селе вследствие низкого жизненного уровня и слабого медицинского обеспечения была ещё высокая детская смертность. Например, в голодный 1892 год по приходу родилось 129, а умерло 157 человек, в следующем 1893 году родилось 144, а умерло 164, из них 104 детей в возрасте до 10 лет, следующий 1894 год тоже трудный - за год родилось 167, а умерло 228, из них 176 детей в возрасте до 10 лет… В другие более благополучные годы рождаемость превышала смертность.
    В 1908 году в Волостниковке 360 дворов и 2075 жителей, в селе 2 церковно-приходской школы, 4 мелочные лавки, 10 ветряных мельниц, 2 крупорушки, 3 барские усадьбы, квартира полицейского стражника.
    По своему расположению Волосниковка значительно отличалась от всех селений края, главной примечательностью села было то, что оно растянулось в одну улицу вдоль горы, достигнув в своей истории длины в 7 верст… к этому времени после Столыпинских реформ 9 обществ распались на 12 самостоятельных земельных обществ, которые сохранили за собой старые названия по фамилиям их прежних владельцев.
    За всеми крестьянскими обществами села числилось 1676 десятин надельной земли, это чуть меньше, чем было при крепостном праве, и в зависимости от доли, доставшейся после отмены крепостного права, каждое общество имело свой размер надельной земли, который никогда не менялся, потому все переделы земли проводились только в пределах своего общества…
    Село не славилось богатством, скорее, было сравнительно бедноватым, с серым крестьянским бытом, подавленным большими физическими затратами из-за примитивного сельхозинвентаря, здесь же сказывалось относительное захолустье, ибо Волостниковка располагалась в стороне от важного коммерческого тракта, что отрицательно сказывалось на благосостоянии его жителей, в селе преобладали простенькие деревянные, крытые соломой избы…
    В 1911 году в селе была построена новая деревянная, на каменном фундаменте, земская школа, крытая железом... Пожалуй, это все из сохранившейся дореволюционной истории села, которая оставила ещё много небольших семейных историй и ту массу старых названий, которая связывала все поколения незримой нитью понимания… Аристов лес, Горлов лес, Горелова грива, а сколько было озёр: Царапкино болото, Елшанка, Палочное, Пиявочное, Благое, Клюквенное, Барсучье, Круглое, Степаново, Малиновое…
    С Октябрьской революции практически началась новая историческая эпоха в жизни крестьянского села. Как и везде, в селе была установлена советская власть с ее плюсами и минусами. В начале 1918 года в селе был образован сельский Совет, вся земля была национализирована и перераспределена. За счет помещичьей земли крестьянские наделы увеличились почти втрое, если до революции они имели всего 2212 десятин, то при новой власти крестьяне села получили во временное пользование 6382 десятины земли, из них 4127 десятин пашни, 296 десятин луга, 490 десятин леса, 141 десятину кустарника, 498 десятин выгона и т. д. В среднем на каждого едока в селе пришлось по 1,8 десятины, но увеличение наделов не радовало, ибо жесткая, унизительная продразвёрстка не стимулировала крестьян и стала основной причиной тяжёлого голода 1921-1922 годов, когда от голода и эпидемий в селе были значительные людские потери, что невольно дискредитировало новую власть.
    В 1925 году из прежних 12 земельных обществ были сформированы восемь, впрочем, и эти общества сегодня мало кто помнит, между тем, спустя много лет, интересно каждому знать, в каком обществе жили его предки. Но для этого надо, хотя бы мысленно, пройти по прежней Волостниковке, коротко знакомясь с каждой её частью.
    При формировании земельных обществ местным СКОВом была дана оценка состояния каждого хозяйства, и хотя в советский период за счет продразверстки и пережитого голода крестьянские хозяйства подравнялись и разница в земельном обеспечении между обществами выравнилась, тем не менее, полного равенства не произошло. Потому данные слова дают почву для независимого размышления, чтобы потомки могли углубить, расширить свои представления о прошлом.
    Голчинское земельное общество №1 - самое северное общество, здесь 58 дворов, из них 26 бедняцких, 31 середняцких и 1 зажиточный, всего 227 едоков, на которые приходилось 556 десятин, из них 425 - пашни. В обществе на 58 дворов было 34 лошади, 33 коровы, 25 хозяйств были безлошадными. Здесь жили Сергей Харитонов, Пётр Макаров, Иван Шамов, Михаил Глухов, Сергей Гудков, Григорий Маркелов и другие. До преобразования это общество практически состояло из двух частей: Гулькинской и Голчинской, хотя чаще употреблялось лишь одно название – Голчинское. Между этими частями было ещё владение М. П. Гордова. Голчины относились к древнему благородному дворянскому роду. Они значились в Волостниковке ещё по 5 ревизской сказке 1795 года, имея здесь 160 душ. к 1816 году подпоручик Иван Никитич Голчин имел в селе 121 душу и 72 души в Берёзовке. к 1834 году у его сына, подпоручика Александра Ивановича, в Волостниковке 120 душ крестьян, а к 1852 году эстафету наследства принял губернский секретарь Александр Александрович Голчин, при котором его крестьяне освободились от крепостного права. Гулькины мало известны, не знают о них и старожилы, хотя помнят Гулькин бугор, Гулькино болото, Гулькин лес…
    За первым обществом до революции было владение дворянина Горлова, а южнее - церковная земля с церковью, ещё южнее – купчие земли. С восточной стороны против церкви было сельское кладбище.
    Буторовское земельное общество №2 . На момент преобразования в обществе было 47 дворов, из них - 20 бедняцких, 23 - середняцких и 4 зажиточных. На 220 едоков здесь приходилось 416 десятин земли, из них 366 - пашни. В обществе на 47 дворов было 33 лошади и 35 коров, 22 хозяйства были безлошадными. Здесь жили семьи Петра Филиппова, Павла Николаева, Ивана Логинова, Фёдора Антонова, Ивана Симонова и других.     Примечательно, что свое название общество получило по фамилии Буторовых, из которых более известна бывшая владелица Екатерина Ивановна Буторова. У неё было ещё владение в селе Кремёнки.
    Карачевское земельное общество №3 . Названо по фамилии дворян Карачевых. Интересно, что для многих дворян служба была в тягость, и те, кто имел приличный доход от владений, стремились уйти в отставку с небольшим чином. Карачевы, практически не имея от владений дохода, наоборот, вынуждены были держаться за службу. Так в 1771 году у Ивана Алексеевича Карачева в селе было всего 3 крестьянских души, потому следующий из Карачевых, Сергей Иванович, дослужился до полковника, и к 1816 году у него в селе было 24 души…
    Известно, что Карачев женился на Александре Гавриловне Ховриной, и её крестьянская община в Жедяевке, полученная ею в наследство, тоже получила название Карачевская. Волостниковская Карачевская община входила в ту часть села, которую в селе называли ещё Бригадировка.
    После преобразования здесь стало 48 дворов, из них 16 – бедняцкие, 31 - середняцкие и один – зажиточный. На 250 едоков в обществе приходилось 514 десятин земли, из них 450 - пашни. Здесь на 48 дворов было 34 лошади и 37 коров, 16 хозяйств были безлошадными. Здесь жили семьи Павла Соколова, Павла Логинова, Семёна Наумова, Михаила Исаева и другие. Примечательно, что до преобразования за Карачевским обществом шли три небольших земельных общества: Палицинское №4, Донское №5, Яшинское №6, которые и прежде имели общего старосту с Карачевским обществом. После внесенных изменений они были упразднены. Изменения коснулись расположенного далее бывшего владения П. П. Горлова и Горловского общества №7, которое также было упразднено.
    Апехтинское земельное общество №4 . (До преобразования имело №8). Среди селян это общество называли Шимановкой. Здесь 57 дворов, их них 22 - бедняцких, 32 – середняцких и 3 - зажиточных. На 253 едока приходилось 516 десятин земли, из них 409 - пашни. В обществе на 57 дворов было 33 лошади, 34 коровы, 26 хозяйств были безлошадными. Здесь жили семьи Павла Губанкова, Петра Кудряшева, Захара Портнова, Семена Батуева, Ивана Савельева, Егора Кузина и других. Общество называлось по фамилии бывших владельцев. Так известны Николай и Павел Андреевичи Апехтины, относившиеся к древнему благородному дворянскому роду.
    Жедринское земельное общество №5 . (До преобразования №9). Среди селян это общество называлось центральное, здесь 72 двора, из них 26 бедняцких, 41 – середняцкий и 3 зажиточных. В обществе на 72 двора было 52 лошади, 55 коров, 24 хозяйства были безлошадными. Здесь жили семьи Якова Гаранина, Григория Жирнова, Якова Липатова, Михаила Бедова, Ивана и Степана Солодовниковых, Михаила Фадеева и других. С северной части общества раньше было владение дворян Жедринских, известного старинного дворянского рода, который всегда служил Отечеству. Среди Жедринских наиболее известен майор и кавалер Иван Михайлович. Жедринские в разное время имели владения в Волостниковке, Жедяевке, Шмелёвке, Русских Юрткулях, в Агнеевке и других местах.
    Горловское земельное общество № 6. (До преобразования №10). В народе это общество называли Кулаковкой, здесь было 53 двора, из них 17 – бедняцкие, 34 – середняцкие и 2 – зажиточные. На 263 едока приходилось 540 десятин земли, из них 404 десятины пашни. В обществе было 48 лошадей, 48 коров, 15 хозяйств были безлошадными. Здесь жили семьи Михаила Митрофанова, Егора Абрамова, Сергея Журавлева, Фёдора Федотова, Ивана Батуева, Фёдора Курбакова и других. Общество называлось по фамилии его бывшего владельца, дворянина Горлова. Из первых Горловых в селе известен Афанасий Гаврилович, а из его сыновей к 1816 году свои владения имели старшие сыновья: поручик Александр и унтер-офицер Павел Афанасьевичи. Кстати, Горловы относились к древнему благородному роду и всегда служили Отечеству. к 1834 году Павел уже майор и имел в бывшем 7 обществе 75 душ. До звания майора дослужился и Александр, но его к этому моменту не стало, а его наследство перешло к малолетним дочерям Варваре, Елизавете, Анне и Наталии…
    Третий брат, Николай Афанасьевич, дослужился до звания подполковника, а в Волостниковке у него было 23 души. У Горловых были владения и в Гусихе, Муллино… Дворянский род Горловых продержался в селе до Октябрьской революции.
    Государственное земельное общество №7. Здесь было 102 двора, из них 33 – бедняцкие, 57 – середняцкие и 12 - зажиточных. На 588 едоков приходилось 1205 десятин земли, из них 910 десятин пашни. В обществе было 84 лошади, 90 коров. 28 хозяйств были безлошадными. Здесь жили семьи Фёдора Воротникова, Ильи Вьюговского, Михаила Мальковского, Александра Руднева, Сергея Титова, Павла Гордеева, Александра Мальковского и других. Государственное общество (бывшее №11) в народе часто называли Пановкой, ибо именно здесь были водворены польские шляхтичи - паны, которые полностью обрусели и в общем-то, забыли уже своё польское происхождение. С увеличением численности общества, с первой половины 19 века часть семей выселилась на южную окраину села, где были когда-то древние городки. В начале был заселён Верхний городок, а позднее и Нижний городок, или как его ещё называли, Подгорка.
    Получилось как бы два государственных общества, разделённых Апреловским обществом, однако Пановка и оба городка имели общего старосту и считались единым обществом. Если прежде бывшее государственное общество называлось деревней Волостниковкой, то позднее стало называться деревня Городок…
    Апреловское земельное общество №8 (бывшее №12). Селяне называли его Заглядовкой. В обществе было 85 дворов, из них 26 – бедняцких, 52 – середняцких и 7 – зажиточных. На 490 едоков здесь приходилось 1020 десятин земли, из них 814 десятин пашни. В обществе на 85 дворов было 75 лошадей, 76 коров, 27 хозяйств были безлошадными. Здесь жили семьи Ивана Титова, Ивана Мальковского, Павла Авдеева, Осипа Руднева, Якова Воротникова, Петра Титова, Петра Никишина, Сидора Моисеева и других. Общество называлось по фамилии бывших владельцев. Напомню, что на средства Анны Ивановны Апреловой в селе была построена церковь…
    При советской власти подчеркивалась необходимость образования, хотя на самом деле в этом мало что изменилось. В селе были две четырехклассные школы. В школе №1 в 1926 году училось 70 мальчиков и 11 девочек, учителями здесь были Иевлевы Василий Иванович и Вера Петровна, получавшие соответственно 47 и 44 рубля в месяц. Во второй школе учителем был Василий Филиппович Аверьянов…
    К сожалению, короткий путь НЭПа быстро закончился, и к концу 20-х годов отношение Советской власти к крестьянам стало резко меняться в худшую сторону. Но селяне по их упрощенной логике и по инерции ещё надеялись на справедливое к ним отношение, на понимание и продолжали держаться за свой тяжёлый труд, за землю, которая им уже не принадлежала, за своё скромное хозяйство, которое позволяло лишь обеспечить кое-как семью. Но по воле режима крестьяне дошли до той вершины, за которой их ожидал крутой спуск к нищете…
    На пороге коллективизации село достигло наибольшей своей численности: в 1930 году в Волостниковке в 526 дворах 2715 жителей. Здесь было 460 коров, 382 лошади, 926 свиней, 3904 головы овец, несколько селян занимались пчеловодством – у них было 79 колодных и 65 рамочных ульев. Из инвентаря здесь были 200 однолемешных плугов, 245 двухлемешных, 555 деревянных борон и 135 – железных, 21 молотилка, 15 веялок и т. д… Вот на этой базе в 1931 году началась коллективизация, как и везде, с перегибами и насилием…
    Чтобы быстрее создать задуманные колхозы и сломить сомнение и сопротивление упорных и самостоятельных крестьян, идеологи коллективизации торопливо и бесцеремонно нагнетали чрезмерно жёсткую атмосферу страха и раздора, опираясь на извечную, примитивную человеческую зависть, что помогло исполнителям ликвидировать более зажиточных и смышленых крестьян с помощью местных бедняков… С поощрения властей в селе выдвигалась новая волна людей–активистов, легко поверивших в иллюзию новой колхозной жизни и с готовностью участвовавших в раскулачивании своих земляков, тем самым взявших на свою совесть тяжёлый нравственный груз за разбитые человеческие судьбы…
    На первом этапе коллективизации их организаторы шли на временные уступки, давая возможность крестьянам объединяться в колхозы в пределах привычных для них земельных обществ. Так в этом году в селе образовалось семь небольших колхозов…
    В Голчинском обществе был образован колхоз "Волгарь", его председателем стал Василий Илларионович Дугалёв.
    В Буторовском и Карачевском обществах был организован один колхоз – имени Некрасова, председателем здесь стал Иван Семёнович Наумов.
    В Апехтинском обществе был образован колхоз под названием "Центр", председателем здесь стал Михаил Николаевич Тюпкин.
    В Жедринском обществе был образован колхоз имени Карла Маркса, председателем которого стал Максим Евдокимович Фадеев.
    В Горловском обществе колхоз назвали имени Красина, председателем здесь был Сергей Александрович Батуев.
    В обществе бывших государственных крестьян был образован колхоз "Красное Утро", где председателем был Иван Васильевич Воротников.
    В Апреловском обществе колхоз назвали имени Первого Мая, председателем здесь был Николай Сергеевич Титов.
    Однако вдохновителей коллективизации не устраивало то, что в своих привычных обществах волостниковцы чувствовали себя более уверенно и дружно, давая отпор всяким непродуманным решениям, потому на 1 января 1932 года все семь колхозов села Волостниковка, а также колхозы деревень Берёзовка, Никольские Выселки и Зеленовка объединились в одно хозяйство. Колхоз назвали "Объединение", председателем здесь стал Назар Иванович Абрамов… Однако в новом колхозе сплочения не получилось, колхозники редко приходили к единому мнению, часто ревностно следя, как бы не ущемили интересы сложившихся по обществам групп бывших крестьян, потому в таком виде колхоз просуществовал недолго, и уже в марте того же года колхоз разукрупнился… В селе Волостниковка стало два колхоза: в северной части колхоз имени Карла Маркса, а в южной части колхоз имени Первого Мая.
    Организованные колхозы создавали свою материальную базу в расчете на обобществлённое имущество вошедших в них крестьянских хозяйств, а также на конфискованное имущество тех, кто в колхоз вступать не хотел… Ныне трудно осознать, как так просто собственность крестьян стала колхозной и прежний хозяин терял на неё все права… Ни один рабочий свою собственность никуда не вкладывал и ничего не терял, а крестьян обобрали самым грубым и бессовестным образом…
    Навязанный колхозный строй разрушил сложившиеся в селе традиции, изменил образ жизни, мышление, систему ценностей, вытравил у землепашца чувство хозяина и практически вернул крестьян в невиданное по эксплуатации бесправное крепостное право, где за колхозную барщину приходились лишь трудодень и небольшой приусадебный участок под картошку, с которого практически и кормилась колхозная семья… Между тем пропаганда примитивно и навязчиво крутила пластинку об улучшении жизни села, для чего приходилось, не стесняясь, чернить прошлое….
    Старожилы вспоминают, что в 1933 году колхозы получили первый трактор, а в 1935 году первую грузовую машину, и первым её водителем был Алексей Фёдорович Кудряшов. В 1937 году начальную школу в селе преобразовали в семилетнюю, хотя в первый год шестых и седьмых классов ещё не было.
    Это лишь отдельные обнадёживающие события, но в устной памяти остались и чёрные страницы из жизни селян. Разве можно забыть то, что в 1932–33 годах был голод, и то, что в 1936 году сгорел почти весь Нижний Городок, и то, что в 1937 году закрыли церковь, а священника арестовали. Впрочем, чтобы держать людей постоянно в страхе и повиновении, в тот год увезли многих. 5 августа был арестован шестидесятилетний бондарь Пётр Иванович Антонов, 20 октября - 28-летняя крестьянка Анна Илларионовна Шамова, 9 декабря – 68-летний крестьянин Дмитрий Капитонович Солодовников расстрелян, 57-летний Михаил Николаевич Богородицкий расстрелян… В селе боялись пожара и НКВД, ибо от чёрного навета никто не был застрахован. В эти годы люди без совести получили благодатную почву для удовлетворения своих низменных замыслов. И ещё, над запуганным селянином мог глумиться каждый чиновник-карьерист, каких было немало…
    Под удобным прикрытием классовой борьбы в Отечестве, как грибы, разрасталась сеть сталинских лагерей. Впрочем, и всё общество чувствовало себя в одном масштабном лагере с всеохватывающим партийным контролем над всей духовной жизнью человека, с одной идеологией - оправдывающей и обосновывающей все деяния Сталинского режима. Вот с таким ограниченным мышлением, с ежедневной угрозой расправы страна вступила в войну, и немудрено, что Сталинский режим, державший в страхе свой народ, терпел неудачи, за которые народ расплачивался большими людскими потерями…
    В этой кровопролитной, ещё не раскрытой полностью войне волостниковцы потеряли 171 селянина, имена которых занесены в районную Книгу Памяти.
    Война оставила тяжёлый след в жизни селян. Без мужчин вся тяжесть работ в колхозе и дома легла на плечи женщин, стариков и детей, вся их жизнь превратилась в самоотверженный подвиг. Работая в колхозе практически бесплатно, они ещё должны были выполнять поставку – сдавать молоко, мясо, шерсть… Во многом селян выручала кормилица корова, хотя содержать её было очень трудно, ибо лугов им не выделяли, и людям приходилось выкашивать бросовые неудобные участки, обочины дорог, кто где мог, и вязанками таскать в гору…
    Колхозникам выделяли у села на горе по 35-40 соток под картошку, под горой ещё по 5 соток под огороды, здесь почти у каждого был свой колодец. Вода была неглубоко, потому воду доставали крюками.
    В 1950 году колхозы села, а также Парашино и Валдая объединились в одно многоотраслевое хозяйство под названием колхоз имени Карла Маркса. В эти годы село переносится на новое место, сюда же переселяются жители Парашино и Валдая. В 1958 году в хозяйство колхоза влился Аристовский колхоз.
    В 1959 году в Волостниковке 1132 жителя. В колхозе своя электростанция, ремонтно-техническая мастерская, 20 тракторов, 12 комбайнов, 11 автомашин. И хотя колхоз считался хозяйством с хорошо развитым животноводством, но например, надой молока на одну фуражную корову в этот год составлял лишь 1510 литров. В 1971 году в селе построен клуб на 380 мест. Надо отметить, что село после устройства Куйбышевского водохранилища осталось без пойменных лугов, а путь до райцентра удлинился вдвое, и село стало обезлюживаться. В 1982 году колхоз в селе ликвидировался, на его землях было организовано подсобное хозяйство Ульяновского машиностроительного завода имени Володарского. На первых порах это хозяйство называли ПСХ им. Карла Маркса, затем ПСХ имени Володарского, ещё позже это хозяйство называли агропроизводство "Рассвет".
    В 1988 году в селе в 148 хозяйствах 380 жителей. В последующие годы численность жителей села стала возрастать. В подсобном хозяйстве сохраняется стадо коров в 500 голов, что при наличии своего маслозавода вполне было оправдано, здесь же 371 свинья… Однако о будущем хозяйства говорить сложно, с ростом цен на ГСМ содержать подсобное хозяйство за такие вёрсты стало накладным, впрочем, и при изменении Ветераны селахозяина, и при смене названия, и при реконструкции хозяйства останутся проблемы, которые будет трудно решить без изменения государственной политики в отношении всего отечественного сельского хозяйства…

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив